Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
09:27 

Подслушанная ночью молитва

Господи мой,
У меня есть ночь,
А больше мне нечего пить.

Господи мой,
У меня будет день,
А больше мне нечего есть...

Но пока Ты здесь,
И пока я здесь -
Ничего не давай,
Оставь всё, как есть,

Господи мой...

(с) О! Чилап

13:20 

...аще не будете, яко негры...

Мой духовник однажды рассказал мне, как в начале 90-х годов (он тогда еще не был священником) отправился в командировку в Нью-Йорк. В Америке, как известно, все неправильно: и ходят там вверх ногами, и, когда у нормальных людей день, там ночь. Мой будущий духовник, естественно, долго не мог привыкнуть к такому противоестественному порядку вещей. Однажды в 3 часа ночи, после безуспешных попыток уснуть, он решил сходить с другом в бар, где играли джаз. В тот момент, когда они вошли в бар, там не было ни одного посетителя. Два джазиста (разумеется, все музыканты были неграми) сидели за столом и пили виски, один из них заметно клевал носом. Третий валялся на кушетке и что-то пьяно бормотал во сне. Четвертый находился где-то во внутренних комнатах: судя по потрепанному виду, с каким он потом объявился, он был с женщиной. И они сыграли такой джаз, который мой духовник еще никогда не слышал (а он знал толк в джазе). читать дальше

(с) Максим Большаков, отсюда

P.S. You can play a shoestring if you're sincere! (Можешь играть на шнурке от ботинка, если ты искренен!)
John Coltrane

10:29 

Габриэль Марсель опять:

«Не является ли эффективная способность сохранения мерой любви?»

Тот, кого я люблю, - да сохранится ВЕСЬ, и всё, что его; кому из нас не знаком этот порыв всего нашего состава…

Бог, может быть, действительно сохраняет ВСЁ человека. Не только «душу» («спасение души» - в аскетическом плане объяснимое, но онтологически неверное выражение, ведь сама по себе душа еще не есть ВЕСЬ человек), не только «внутреннее» - которого самого по себе такая гора, такая бездна нажита! - но и внешнее: дом, стол, сад, собаку, весну, осень, новогоднюю ёлку, дождь, поцелуй, закат, музыку, вино, стихи…

Но ведь – и кастет, фаллоимитатор, пояс шахида, мундир капрала Шовиньи, тридцать сребреников, мыло, веревку, тюрьму, абортарий, краткий курс истории ВКП(б), журнал «Башня стражи»?!..

Господи, как страшно, прекрасно, как страшно ОТВЕТСТВЕННО – жить. Ничего не пропадает, всё сохраняется Тобой на день суда… «Суда» - не в юридическом смысле, но того дня, когда человек увидит и восприимет СМЫСЛ всего сохранённого, всего своего содеянного и нажитого, - ни бумажка, ни спичка, ни помысел, ничего не потеряется, Любовь хранит всё твоё, ВСЁ Своего любимого!... Обретет тогда человек и себя во всем этом и по отношению ко всему этому… и неизбежно ответит за все: как, и что, и зачем оно, и что со всем этим делать дальше…

В этом смысле – СМЫСЛА всего нажитого за жизнь – суд (по крайней мере, у христиан) происходит ежедневно и ежечасно.

Горькая, страшная ирония: всегда ли мы помним, а то и – знаем, об этом ежедневном суде?..С нами ежедневно и ежечасно происходит нечто очень важное для нас, - а мы в это время что? Где? Спим на лекции, сбежали с урока, дезертировали с фронта в момент победного наступления, из чека на миллион евро сделали самокрутку, нам признаются в любви, а мы интересуемся козявкой, выкопанной из носа?..

(с) свящ. Сергий Круглов

15:27 

казалось бы...

...Когда я пишу стихи, то самым главным мне кажется не идея, не содержание и не форма, и не туманное понятие «качество», а нечто еще более туманное и непонятное рационалистическому уму, но понятное мне и, надеюсь, Вам, милая Клавдия Васильевна, это — чистота порядка. Эта чистота одна и та же в солнце, траве, человеке и стихах. Истинное искусство стоит в ряду первой реальности, оно создает мир и является его первым отражением. Оно обязательно реально. Но, Боже мой, в каких пустяках заключается истинное искусство! Великая вещь «Божественная комедия», но и стихотворение «Сквозь волнистые туманы пробирается луна» — не менее велико. Ибо там и там одна и та же чистота, а следовательно, одинаковая близость к реальности, т.е. к самостоятельному существованию. Это уже не просто слова и мысли, напечатанные на бумаге, это вещь, такая же реальная, как хрустальный пузырек для чернил, стоящий передо мной на столе. Кажется, эти стихи, ставшие вещью, можно снять с бумаги и бросить в окно, и окно разобьется...

(с) Д.Хармс - письмо К. Пугачевой, 16 октября 1933 г.

01:13 

***

наступает лето
странное ура
внезапно осознал это
начав разбираться
отчего мне это снова опять
с удовольствием слушаются doors
оно в самом деле наступает
странное знойное экстатическое удушье
листья зелены
но путь ясно виден в оба конца
от набухающих почек до желтых листопадных сугробов
потому все ясно и спокойно
потому конец весеннему безумию
что не ведает о смерти
лето
и его священный обряд
- сиеста
покорное ожидание
прохладной паузы
между огненными вздохами бесконечного солнца пустыни

что сеньор изволит пить
кофе? матэ?
и изволит ли сеньор вытащить свою задницу
из гамака
и пойти встретить гостей
этих странных гринго
которым не сидится спокойно в тени
и которым обязательно надо волочься куда-то
в самую жару

...и куда делся паромщик
и почему воды этой реки черны
и какого хрена
у песика на той стороне
три головы

(c) Вячеслав Ладыгин aka Laughin' Coyote

16:12 

Предназначение

Когда человек уже совсем готов к выходу в этот мир, к нему приходит Господь Бог с огромной меховой шапкой в руках. «Тяни» — говорит Господь Бог, и человек вытягивает из шапки бумажку со своим Предназначением. И вот выходит он в мир, разжимает кулак — а нет бумажки, там осталась. И прочитать не успел.

Некоторое время человек ещё надеется, что бумажка с предназначением как-то выпадет из его матушки и ползает за ней везде по пятам, но нет — ничего такого не выпадает. Надо, значит, человеку самому думать головой своей круглой с ушами, для того и сделан он человеком, а не хуйнёй шестиногой. Хуйне-то шестиногой что? — в ней Предназначение зашито насмерть, как программа стирки цветного белья в стиральной машине. А человеку приходится всё самому, всё самому.

Вот и мается он, бедолага. читать дальше

01:02 

***

сходить в магазин за водкой
метнуть ее на час в морозилку
достать пузатый графин
и перелить в него водку
видеть как она густой тягучей струей перетекает из одного горлышка в другое
а потом смотреть как графин обрастает инеем
дальше отрезать тончайший ломтик лимона
свернуть его трубочкой
и затолкать в лафитничек
налить его до краев
и тут же хлопнуть
и сразу же налить еще
думая о том как горечь лимонной корки
постепенно растекается в своем прозрачном безумстве
и еще поставить какую-нибудь запредельную джазу
и не торопясь
пластинки за четыре
употребить весь графин
проснуться утром на подоконнике
между горшков с кактусами и алоэ
от нестерпимо-яркого утреннего солнца
и в кристальной ясности
нырнуть в холодные никелированные струи нового дня
и вдруг
тук-тук
и понимаешь что живешь
черт побери

(c) Вячеслав Ладыгин aka Laughin' Coyote

21:52 

11 января 2012 года ушёл Виталий Калашников

Здесь, под высоким небом Танаиса,
Я ехал в Крым, расстроен и рассеян,
И сам не свой из-за какой-то дуры...
И у друзей на день остановился,
И дом купил, и огород засеял,
И на подворье запестрели куры.

Здесь, под спокойным небом Танаиса,
Я перестал жить чувством и моментом:
Я больше никуда не порывался,
Я больше никуда не торопился,
Возился с глиной, камнем и цементом
И на зиму приготовлял запасы.

Здесь, под античным небом Танаиса,
Зимой гостили у меня Гораций,
Гомер, Овидий, Геродот, а летом
Родные и приятели: актрисы,
Писатели каких-то диссертаций,
Изгнанники, скитальцы и поэты.

Здесь, под ненастным небом Танаиса,
Сначала долго, нестерпимо долго
Терпел я недороды, но в награду
Однажды все рассады принялись, и…
Взошла любовь, отчизна, чувство долга,
И, наконец, душа, которой рады.

Здесь, под бездонным небом Танаиса,
Перед собой я больше не виновен
В том, что люблю мышленье и свободу:
Вот дом, в котором я родился,
Вот кладбище, где буду похоронен, -
Всего минут пятнадцать ходу.

(с) Виталий Калашников

10:03 

О СМЕРТЬ, ТЫ - СВЕТ

памяти всех святых

Мальчик гулял весь день, прибежал вечером домой, потный, исцарапанный, грязный, счастливый, переполненный летним бесконечным днем… На кого ты похож! – мама всплеснула руками, погнала в ванную. Вот оно, горе мальчика: сейчас станет запихивать одежду в стиральную машину, вывернет карманы шорт – а в них все его сокровища: камешек, гайка, ржавый ключ, осколок увеличительного стекла, солдатик без головы, монетка, воронье перо… всё, всё выбросит в мусоропровод! Чисто вымытый, в детской, полной сиреневых полутеней, свернувшись под крахмальным прохладным пододеяльником, он безутешно, безысходно, всем существом своим плачет над утраченными драгоценностями детства. С этим горем он и уснет, с ним и проснется. читать дальше

(с) свящ. Сергий Круглов

17:18 

к предыдущему - вдогонку...

Восприятие смерти в детстве

Встречу с собственной смертью мы переживаем очень различно, в зависимости от возраста и обстоятельств. Подумайте о детях, которые слышат слово "смерть". Одни из них имеют, может быть, смутное представление о ней; другие потеряли, возможно, одного или обоих родителей и горевали от сиротства. Они ощутили потерю, но не самую смерть, большинство детей, во всяком случае мальчиков, в какой-то период жизни играют в войну. "Я тебя застрелил. Ты убит. Падай!" И ребенок падает, и знает в своих чувствах, хотя и изнутри защищенности игры, что он мертв; для него это означает, что он не имеет права участвовать в игре, бегать, не вправе шевельнуться. Он так и должен лежать. Вокруг него продолжается жизнь, а он не принадлежит ей; пока в какой-то момент он больше не может выдержать и вскакивает с возгласом: "Мне надоело быть мертвым, теперь твоя очередь!" читать дальше

(с) митр. Сурожский Антоний (Блум)

17:55 

Питер. Прогулка

...Питер,
На мне привычные к ходьбе ноги
И старый свитер.
Питер,
Мое тело вырвалось из берлоги,
Сползло с дивана,
Послушать, как решетка Летнего сада
Звенит на ветру.
Питер,
Даже цари здесь когда-то вставали рано,
Бродить во главе парада.
Питер,
Мне надоело бестолковье телеэкрана -
Ленинград, мать его, точка.ру
Питер,
Здесь уже с утра наступает вечер.
Карамельные купола Спаса,
Расцветки моего матраса
Отражают
Милые сердцу уютные представления о рае,
Но мне умирать нечем.
Не мы, Питер нас выбирает,
Остальные живут в другом граде,
Бродят
В многоэтажном, тысячеглазом стаде,
С застывшими в почках обломками Петрова камня.
Я когда-то там был и помню,
Как балансировать между парфюмом и вонью,
Но не верю уже весам я.

Питер,
Марсово поле,
Ленэнерго, белые сны без соли.
Питер,
Блокадник-кондитер,
Сыплющий черствые дольки счастья
В голодные рты.
У Вечного огня - тени,
Греют замерзшие руки.
Всклокоченные и непокорные бомжи,
Отражая звуки,
Становятся на колени
И вспарывают себе животы.

Банзай, Питер!
На постаменте Юпитер.
Суворов - слеза ребенка,
Приваренная к мечу.
Детские игры стали
Совокуплением крови и стали.
Верным слугам Империи
Даже Родина по плечу!
читать дальше

(с) Юрий Шевчук

22:39 

Участь

Облокотись на ветер,
Если земля не держит,
Если отсутствием снега
Нам провожать январь.
Пока свинцовые руки
Веру осьмушками режут,
Наша с тобою участь -
Писать русско-русский словарь.

Сверим надежды утром
На трезвые барабаны,
Если серебряной гривой
Тряхнёт наконец трава.
А пока здесь будут молиться
На тех, кто пошёл в шаманы,
Наша с тобою участь -
Писать русско-русский словарь.

Горькое это дело -
Любить на земле отцовской.
Эх! Гордое это дело -
Лепить из говна янтарь.
Если не держит ветер,
Облокотись на солнце...

Наша с тобою участь -
Писать русско-русский словарь.

(с) Олег Чилап

21:07 

Колокольный конь

Конь багряный вошел. И смутилась душа.
Плавный слиток металла и томное око...
И смутилась душа. И душе одиноко.
Конь багряный вошел - и смутилась душа...
Столько меди певучей! И чудится - тронь,
И откликнется тело пугливое - конь!
Словно маленький колокол - конь!..

Что за дело мне в медной усмешке с жемчужным оскалом?
Что мне горн серебристый, заплавленный в горло? Но тронь -
И смутится душа. И наполнится певчим металлом.
И заноет задумчиво: "Конь..."
Я вложу удила в эти медные теплые губы,
И накину узду. И на спину литую взойду.
Встанет конь на дыбы. Серебристые звонкие трубы,
Словно раструб радара, окликнут над полем звезду.

Мне опустит звезда голубую холодную ленту.
И на тонком луче, оплетенный холодным лучом,
Раскачается колокол вместе с хмельным звонарем!
Раскачается колокол в небе с хмельным звонарем!..

Сколько круглых, пустых околесиц катал я по свету,
Прежде чем огласить эту степь колокольным конем!

(с) Геннадий Жуков

10:23 

***

...Однажды в юности я вернулся из летнего лагеря. Мой отец встретил меня и выразил беспокойство по поводу того, как прошел лагерь. “Я боялся, — сказал он, — что с тобой что-то случилось”. Я с легкостью юности спросил: “Ты боялся, что я сломал ногу или свернул шею?” И он ответил очень серьезно, с присущей ему трезвою любовью: “Нет, это не имело бы значения. Я боялся, что ты потерял цельность души”...

(с) митр. Сурожский Антоний (Блум)

01:19 

* * *

Неужели опять опрокинет Иуда,
Как бокалы с кагором, чужие слова?
Неужели опять между светом и блудом
Забинтованных женщин пойду целовать?!

Неужели опять одиночества ради
На рубашки порву я свою простыню?
Обрасту, как монах... и умру в Ленинграде,
И на мраморной туче всю ночь простою?

Нет, нет, нет,
невдомек оловянному принцу,
Что не олово – грустную голову лью
И пою, как поют все небесные птицы,
Наизусть затвердившие Биб-ли-ю.

(с) Леонид Губанов

бутылка, найденная в рукописях

главная